Tagged: Ernie Watts

Ernie Watts

Фотография из Wikipedia
Ernie Watts, фото из Wikipedia

Вот что написано у меня в дневнике. Цитирую близко к тексту. 

В Риге — Эрни Уоттс. Просто не верится.

Он родился в далёком 1945 году. Мой любимый период в джазе — до 1963. То есть — молодой он еще по моим меркам, Эрни. Зато — живой. Живая легенда. Два «Грэмми». Джазовый музыкант. Еще — ритм-и-блюзовый. Кроме того, если кто не знает — актёр кино: сыграл самого себя в «Let’s Spend the Night Together».

Концертный зал «Дзинтари». На сцене — классический джазовый квартет: клавиши, бас, ударные. И чернёный с золотом тенор-саксофон. Эрни Уоттс, дамы и господа.

Он божественно играет. В манере есть что-то от Стэнли Гетца – возможно, та же хрустальная чистота звука. При этом стиль абсолютно свой, не похожий ни на что. То, что музыкант может извлечь из своего инструмента, поражает воображение, поскольку находится за его гранью, в разделе забытых еще с детства волшебных явлений.

Пальцы порхают легко, и становится ясно, что Уоттс на самом деле касается каких-то небесных клавиш . Возникает стойкое ощущение, что звук льётся отдельно от инструмента. Стекает с хрустальных небес потоками — разными: тонкими, широкими, мягкими и звонкими, гармонично сливающимися друг с другом и словно насмехающимися над самим понятием гармонии. Рублёные стаккато сменяются нежнейшим глиссандированием. Музыка то заполняет всё пространство, до отдалённых звезд, то схлопывается в точку на самом кончике мундштука саксофона. Зал замирает, и снова взрывается аплодисментами.

Квартет шикарен. Бас играет в классической сильной манере, мощно, словно на свете не существует звукоснимателей, но, на мой вкус, немного неряшливо, и словно сам по себе. То и дело срывается на откровенную отсебятину, но, словно опомнившись, вновь возвращается в строй. Клавиши, напротив того – продолжение саксофона, его нежнейшая приправа. Перкуссионист свингует так, словно его сердце бьётся, синкопируя собственный рисунок ударов. Рвёт и вновь сшивает ритм. Не перебивает, не доминирует — но, по знаку Уоттса, вдруг взрывается волшебной импровизацией.

Полтора часа чистого джаза.