Tagged: Украина

Прогулки по холодному Крещатику

На Украине избрали Януковича.
— Как вам новый президент? — спрашиваю одного бизнесмена — Что-то изменится к лучшему?
— Скорее всего, изменится — говорит — но неужели не могли из скольки-там миллионов человек в партии найти ну вот точно такого же, но без двух судимостей…

***

В Киеве перед правительственным зданием митингуют. Люди очень разные: молодёжь в ветровках, старики, советские по виду бабушки с кошёлками. Что характерно, очень мало людей средних лет. Я уже привык к тому, что люди на Украине совершенно искренне участвуют в политической жизни страны. Развеваются знамёна цветов ислама — темная зелень с витьеватой надписью кириллицей.
— За что выступаете, дядя? — интересуюсь.
Худой крепкий старик с редкими золотыми зубами и хитрыми морщинками вокруг глубоко посаженных глаз. Отвечает с характерным украинским произношением, неохотно, словно плюясь:
— А чобы выгнать собаку Черновецького! И усю его банду!
Потом вдруг улыбается:
— А може, знаете, и того…

***

Перед нестройными колоннами людей с сине-желтой символикой, готовых торжественным маршем приветствовать нового президента, расхаживает прилично одетый худой мужчина лет шестидесяти, с усталым лицом и в меховой шапке. Он не из демонстрантов. Что-то вещает, обращаясь к уставшим уже людям — многотысячная процессия не двигается с места уже час, ждёт сигнала. Я понимаю его через слово.
— И пророк говорит: настанут дни, и грядет потоп! И холод!
Демонстранты стыдливо не реагируют. Стараются не встречаться взглядом. Отчаявшись, оратор повышает голос:
— Ну шо стоите, хлопци? Пынайтэ ж пророка! Кулаками! Ногами!
Так вот кто пророк. Выходит женщина из организаторов, занимает его разговором. Становится скучно. И тут мне показывают человека, который, якобы, пришел на митинг пешком из Донецка.

Украина выбрала президента

Банкоматы на Украине

Как многим, наверное, известно, на Украине бизнес-переговоры сопровождаются употреблением горилки. Впрочем, в совокупности с борщом с пампушками, отягощенным смальцем на хлебе, солениями, жареными домашними колбасками да вареничками с цыбулею, шкварками да с картоплею — особой угрозы здоровью алкоголь не представляет, пожалуй.

До тех пор, пока вам не приспичило в подпитом состоянии попытаться снять с одного из киевских банкоматов денежку. В  этом случае угроза здоровью — душевному — совершенно прямая. Судите сами.

Вы подходите нетвердой (увы вам и ах!) походкою к вожделенному банкомату, вставляете карточку, и между вами происходит вот такой примерно диалог:

— пин код, пожалуйста!
— вот!
— о! клёво! а хочешь карточку нашего банка?
— хм… нет, мне бы денег. Где тут меню денег снять?
— точно не хочешь? ну ладно… денег, говоришь…
(процесс снятия наличных опущен)

— мне бы выйти.. где же тут завершение работы-то… ужас. Во! Вроде бы это…
— ээээ, постой, дорогой! А теперь — викторина! Кем был Ганс Христиан Анденсен?
— верни карточку, скотина! Cказочник он! Сказочник!!!
— поздравляю, ты заработал 10 гревен!
Причем на карточку нашего банка! Хочешь карточку нашего банка?
— неет! Я выйти хочу отсюда!
— ну а все-таки?

(я жму Cancel)

Вот так — на жестком факапе, молитвами и постом — я таки добыл свою несчастную кредитку. Еле смылся из этой пещеры Алладина.

Может, кто не верит?

Взгляд из прошлого

Киев: весна, Майдан Незалежности и абрикосы

Только что вернулся из деловой поездки в Киев. Последнее время я что-то зачастил в этот замечательный город — в основном, к сожалению, по рабочим вопросам. В этот раз взял с собой фотоаппарат.

В Киеве расцвели абрикосы

«Расцвели каштаны в Киеве весной» — поёт Александр Яковлевич. Каштаны — нет, а вот абрикосы уже расцвели. Весна. Поют вразголосицу птицы, а на скамейках, остановках общественного транспорта, в парках и вообще на людях целуются парочки — истово, с языком и закатыванием глаз, причмокиванием и почти без пауз.

Центр Киева. Весна.

А в воздухе, между прочим, витают революционные ароматы. На Майдане Незалежности — народные гуляния. Синие и красные флаги против оранжевых полотнищ. Просто «Зарница» какая-то. Помните — в детстве играли?

В палатках на Майдане — серьезные усталые личности в камуфляже. В народе активно обсуждается «зарплата революционера». Выходит что-то около пятнадцати долларов в день если с флагом, десяти — без. В это мне не очень-то верится — во всяком случае, в такие высокие расценки.

Тату видали?

У Синих с Красными — выступления артистов эстрады вперемежку с лозунгами на русском и суржике (все с большой сцены, микрофоны, аккустика и огромные ретрансляционные телевизоры). Если не поют — то ругают «померанчивых».

Синие и красные. Давненько я не видел столько красных флагов.

В свою очередь у Оранжевых — огромная пустая сцена и ощущение подготовки чего-то грандиозного при полном отсутствии людей. Позже я узнал, что вечером того же дня были столкновения как раз на их, померанцевых, тему.

Оранжевые. Затишье.

Вечером усталые революционеры расходятся, неся древки подмышками, аккуратно сворачивая цветные свои стяги. Отдыхают, пьют пиво — но, в основном, молча. Наорались за день, видать.

Усталый революционер после трудового дня

А самом центре города (там, где камень с указанием, что именну отсюда пошла русская земля) я случайно пополнил свою коллекцию настенной живописи двумя шедеврами. Девушке явно не больше 16 лет, одна и та же рука, и сколько экспрессии! Смотрите и наслаждайтесь.

Шедевр номер 1
Шедевр номер 2