Tagged: Рига

Прощай, регата

Рига начала 20 века: цитата и три картинки

Книга англичанина К.А. Коулса «Под парусом в шторм», настольная библия каждого яхтсмена, известна многим. На первой же странице читаем:

В 1925 г. мы с женой купили в Риге 12-тонный гафельный кеч, который переименовали в “Аннет II”. Это была тяжелая яхта скандинавского типа с острым носом и кормой, ее наибольшая длина составляла 9 м

Мы с женой совершили на “Аннет II” замечательное плавание: вышли из старинного порта Риги, дошли до островов Готланд и Эланд, Швеции и Дании, через Кильский канал прошли в Северное море и, повернув на запад, мимо Фризских островов достигли голландского порта Эймейден.

История яхтенного дела в Риге насчитывает почти два века. Здесь умели и любили ходить под парусом. Здесь строили замечательные мореходные лодки, с хищными корпусами скандинавского типа, прекрасно зарекомендовавшие себя на короткой и злой волне Балтийского моря. В 1879 году был основан Рижский яхтклуб, а в 1899 по проекту Вильгельма Неймана было построено его новое здание. Родственники одного из моих учителей, Рами Лейбовича, о котором я, может быть, как-нибудь расскажу подробнее, были профессиональными яхтенными гонщиками в тридцатых годах прошлого столетия. Прерванные советским временем традиции живы до сих пор.

А вот несколько иллюстраций из монографии «Rīga на почтовых открытках начала 20 века» 1:

Вход в Гагенсбергский залив. Открытка из издания «Rīga на почтовых открытках начала 20 века» (Inta Štamgute)
Вход в Гагенсбергский залив.
Напротив — здание Рижского яхтклуба на южном окончании острова Кипенгольм или так называемом Малом Клюверсгольме. Справа — застройка Баластной Дамбы: здание с башенкой — Лифляндский яхтклуб (осн. 1895). На переднем плане — яхта и один из пяти построенных в 1884 году колёсных пароходов на пути из Гагенсберга на пристань Двинской набережной возле Старой Риги.

 

Колёсный пароход на пути в Гагенсберг
Колёсный пароход на пути в Гагенсберг.
Один из первых, построенных в 1884 году. Панорама Риги: башни Англиканской церкви, Домского собора и собора Святого Петра.

 

Рижская гавань. Вид из Задвинья.
Рижская гавань. Вид из Задвинья. На переднем плане — буксиры.

Примечания:

  1. Inta Štamgute, «Rīga на почтовых открытках начала 20 века», PUSE, 2000

Все флаги в гости будут, блин

Город полон туристами. Их ручейки, шипя и волнуясь, сливаются в потоки, текут по центральным улицам, кружатся и замедляются на площадях Старого Города. Тысячи пар глаз, словно великое переселение крабов. Глаза на стебельках любопытства, глаза за очками пресыщенности. В кафе и ресторанчиках — еда и суета, а по вечерам над мостовой разносится как бы джаз.

Товарищи из больших русских столиц. Херры из маленьких немецких. Японцы, отличающиеся от китайцев. Китайцы, похожие друг на друга. Ориентальные группы водят очаровательные блондинки, бойко говорящие на языках страны восходящего солнца и её соседей. Среди этого великолепного видового разнообразия тонкой пикантной ноткой звучит итальянская речь.

Новая Волна в Юрмале. Джазовый фестиваль. А еще у нас очень красивый город и чрезвычайно симпатичные девушки.

Приезжайте, если умеете толкаться локтями или слушать тишину.

В очереди за спокойным сном

Рождественский базарчик на Домской площади без снега выглядит искусственным. Оркестр на сцене, словно в окне — как из другой жизни, и даже играют сиртаки. В Центральном Универмаге очереди к банкоматам — кто-то распустил слух, что у SwedBank кончаются деньги, и народ рванул обналичиваться. От этого, действительно, в банкоматах деньги быстро закончились, что еще больше подогрело слухи. Город наш маленький: стоит сильно дунуть, как какой-нибудь шпиль в Старом Городе обязательно закачается. То ли дело, говорят, Рио де Жанейро. Там хоть из тяжелой бронетехники бомби — всё божья роса. И в банкоматах там деньги не кончаются — за ништяки у воспитанных людей принято рассчитываться наличными.

В окне