Tagged: Парамон

Вырос

Nestle down

В объятьях полковникаЛюди говорят: не спи на закате. От этого, будто бы, голова болит и случаются расстройства психики.

Для тех, кто не совсем в курсе, расскажу, что такое закат. Представьте: солнце исчезает где-то за шестиэтажками, за городскими кварталами, падает прямо в море. Что тут важно? Оно оказывается за горизонтом не для того, чтобы вот так сразу светить антиподам, а для радости товарищей, живущих чуть западнее. Как бы передаёт эстафету дальше. Вечерними лучами расцветит их и без того спорную европейскую культуру, согреет холодные сердца усталых бюргеров и джентльменов, вызовет совместную дрожь влюблённых парочек за столиками на центральной площади Динана. Солнце — неспешно падающий в вечность источник бессмысленной романтики. Чтобы принадлежать человечеству, говорила одна знакомая на заре моей юности, нужно всё время двигаться.

А я, представьте, всё проспал. После рабочего дня — а работа у меня нервная — прилёг буквально на десять минут. Тут же нарисовался кот: устроился под боком, будто он тут не при чём, аккуратно обнял за шею лапой. Кот у меня человек не слова, но дела, специалист, каких поискать, по званию — полковник. В общем, проснулся я через три часа. Ни солнца на небосклоне (мне видно из окна, тут ошибки быть не может), ни ощущения реальности. Один кот примерно в той же позе. На морде — выражение бесконечного счастья. Передатчик, видимо, уже спрятан. Такие дела.

Конечно, тренировку я тоже проспал. И выполнение домашнего задания по одному важному для меня предмету. И спор по другому, неважному. Пришлось перенести запланированную реорганизацию домашней библиотеки в разделе «английская литература 19 века». Отменить самомассаж мочек ушей. Сократить чайную церемонию. Руки вымыть менее тщательно, как бы мимоходом, без всей этой вашей старательности, без задора, без огонька. Да, кстати, дрова для камина тоже остались нетронутыми. Согреюсь, как придёт жена. В результате вечер изменил свою форму, а заодно и существенную часть содержания. Да что там вечер! Сама жизнь моя изменилась, её толк, её ритм, её цвет. Где-то в животе хрупкое нéчто упало с хрустальным звоном и покатилось, но почему-то не вниз, а вверх, под сердце, и обернулось там пустым пространством, эхом без звука, кругами на воде от камня, которого не было и не могло быть в этой Вселенной.

А про голову, оказалось, всё врут. Не болит, и с психикой пока порядок. Только в уголках глаз, почти вне поля видимости, полупрозрачные пятнышки и чёрточки приплыли друг к другу и образовали маленьких чертенят, ну как дети рисуют человечков: круглая точка-голова, ножки-ручки — палочки. Они, чертенята, сидят пока тихо, не пляшут, и даже угадываются с трудом, особенно если не скашивать специально в сторону глазá.

Но, для объективной оценки происходящего, этот акт творения я полностью проигнорировать не могу.

 

Снова Парамон

Кожаные ремни, стянувшие слабую грудь

Некто работает котом в небольшой, но дружной семье. Этот некто — разговорчив, пятнисто-полосат и тощ: дело в породе. Любимая игрушка — искусственная мышь с выпущенными кишками. Характеристика, сами видите, не очень развёрнутая, ну так и опыт работы еще небольшой.

В книгах по менеджменту написано: личный состав нужно иногда выводить на свежий воздух. От этого у личного состава колосится шерсть и повышается работоспособность. В случае с нашим героем необходимо специальное приспособление. Думаю, такие продаются в некоторых амстердамских магазинах сексуальных игрушек. Мне кажется, я видел через витрину. В общем, шлейка с поводком. В результате, купили в зоологическом. Может, в этом всё и дело.
Одним словом, персонаж в шлейке ведёт себя удивительно: один раз громко говорит «мяу» и ложится на бок, лапы параллельно полу. Хочешь — переноси его в таком виде, а хочешь — не трогай совсем. Тогда можно будет через часик подобрать, где лежал. В общем, не хочет на природу и подвергает сомнению передовые научные труды.

Лично я считаю, что это — саботаж.

Мечтаем о звёздах?

Без названия

Парамон