Tagged: внутренние рецензии

Укротители лимфоцитов и другие неофициальные лица

20121221-200201.jpg
Настоящие, без дураков, лабораторные байки из Чехии в изложении Елены Павловой. Будни отделения имунногенетики одного из медицинских центров. Много весёлых историй, чуть-чуть научно-популярных объяснений. Иллюстрации, выполненные шариковой ручкой в тетрадке. Возникающее уже в середине текста непреодолимое желание выяснить – а как у нас, в Латвии, с трансплантологией и можно ли добровольно сдать в банк стволовые клетки?

Литературные шероховатости с лихвой компенсируются мягким чувством юмора и совершенно ненавязчивым задором, так что становятся не недостатком уже, а этакой лёгкой приправой, придающей книжке уникальный в своём роде вкус.

Сквозь выглядывающие там и тут ушки восторженного авторского романтизма отчётливо просвечивает «Понедельник, начинающийся в субботу», то и дело окрашивая их (ушки) розовым. Профессора Выбегаллы, кстати говоря, не хватает: все персонажи удивительно положительны, а их мелкие недостатки – простительны и милы. Впрочем, ощущения сахарной приторности так и не возникает, а появляется, против того, искренняя зависть белого цвета, тоже со слегка розовыми проблесками. Романтика – штука заразительная, кто бы спорил.

Совершенно нелитературный, если можно так выразиться, текст, но это его совершенно не портит. Лёгкий налёт грусти о прошедшей настоящей молодости – послевкусие каждой главы.

Хорошо. Правда хорошо.

Журналы

Вокруг света

Я пришёл к выводу, что «Вокруг света» куда интереснее и качаственнее сделан, чем, к примеру, «National Geographic». Настоящий, матёрый научно-популярный журналище, интересный и познавательный. 

Еще хороша «Наука и жизнь». От подписки «Если», видимо, откажусь.  Как и от «Гео».

А вы что выписываете? И, кстати, зачем?

Прочёл-таки «Пражское кладбище»

Прочёл-таки «Пражское кладбище». Для этого пришлось книгу умыть, причесать и одеть. То есть купить красивую, вкусно пахнущую кожаную обложку в небольшом магазинчике в Старом Городе. Сразу и бумага стала казаться не плохой, а специально состаренной, словно бы тронутой благородной желтизной. И шрифты, пёстрое их и бестолковое разнообразие, стали смотреться лучше.

Оказалось, что перед нами — беллетризированный вариант истории создания приснопамятных «Протоколов сионских мудрецов». Эко словно реализовал старую, со времён еще Нортоновских своих лекций, задумку. Реализовал, надо отдать ему должное, со свойственной ему аккуратностью и внимательностью к деталям. Но — не более того. Словно отстрелялся по давно задуманному плану. Будто достал старую, потрёпанную общую тетрадь и тщательно сотворил текст по ветхим заготовкам и выцветшим планам.

Для конспирологов и их оголтелых противников книга представляет собой чудесный повод лишний раз поломать копья. Здесь вдохновенный Умбэрто, подобно главному герою Симонини, выступил в роли профессионального, прожжёного и талантливого тролля. Замешано всё на сочном историческом тесте: тут вам и Гарибальди с его тысячей, и масоны, и русская охнарка образца начала двадцатого века. Сборная солянка с пикантными подробностями.

Книга в результате вышла слабая, да еще порченная бестолковым вступлением переводчика (при несомненных литературных достоинствах самого перевода). Впрочем, я получил от неё (книги) странное наслаждение. Словно вместо изысканно приготовленного обеда слопал в своё удовольствие со сковородки шипящую картошечку с салом. Чуть перчёную, посыпанную мелко порубленной зеленью. Поданную мастером своего дела — прямо на деревянный, выскобленный стол.

Вкусно, сытно, просто. Не хватает гранёного стакана с самогоном.

Рекомендую.

IMG

Виктор Пелевин. «Snuff»

Виктор Пелевин. Snuff

Виктор Пелевин разродился, не побоюсь этого слова, литературным произведением. «Snuff» — прекрасная сказка, к тому же — с большим мастерством рассказанная. При слове «киберпанк» персонажей даже передёргивать не должно, Маниту свидетель. Со времён похождений лисы А Хули досточтимые ценители и их яростные противники не ведали подобного наслаждения.

Если без иронии, то единственная характеристика этой книги, по-настоящему имеющая значение, такова: это — Литература, ребята. Без оговорок. Можно спорить о сюжете и фабуле, удивляться техническому исполнению, содрогаться от новояза и искать признаки развенчания автором американо-масонского заговора. Всё это — мишура. Главное в том, что перед вами — Литература.

К прочтению крайне рекомендуется.

Габриэль Гарсиа Маркес. «Двенадцать рассказов-странников»

342347

Рассказы-странники Маркеса предуведомляются обширным введением автора: как он (автор) собирал темы и творил мякоть текстов, которых сначала было в изобилии — кажется, шестьдесят четыре — и как, потеряв их, словно при переезде, восстановил с изрядным тщанием часть, и какое они (тексты) огромное значение теперь имеют для скромной персоны читателя. Словно объясняет анекдот, причём — заранее. Это, конечно, настораживает, и не зря.

Сборник рваный, с кровью и свежими шрамами, по краям которых там и тут торчат забытые медицинские швы. Рассказы диссонируют, как толчея, неровная, тревожная рябь на поверхности моря. Они разные: от блестящего «Счастливого пути, господин президент!» — пронзительного, почти Гомеровского сюжета, с мастерством сваренного, до завершающего сборник «Следа твоей крови на снегу», откровенно слабого, с падением в слюнявый романтизм, почти в духе Ремарка, но без присущей ему хрустальной, почти звенящей, прозрачности. Впрочем, мне кажется, что, отдельно опубликованный, он, рассказ, существенно выиграет.

Рекомендую попробовать. Открывается книга безусловным шедевром, а как пойдёт дальше — это уже от вас зависит.

Несколько слов об издании. Издательство «Астель», похоже, решило выпустить всего Маркеса. Книга, о которой идёт речь — из новой серии. Серия получилась аляповатой, в доптиражах — откровенно отвратительная бумага. Для оформления обложек, видимо, украли иллюстратора из какой-то фантастической саги, заставляя работать под угрозой чтения женских романов. Единственное удачное издание — «Рассказ человека, оказавшегося за бортом корабля». Покупать, мне кажется, смысла не имеет.

Конечно, есть в электронном виде.

 

Один под парусами вокруг света

61569

Джошуа Слокам, «Один под парусами вокруг света». Я перечитывал эту книгу как минимум десять раз. Это — настоящая Приключенческая Литература, со всеми её атрибутами: кругосветным плаванием, штормами, прекрасными островитянками и пиратами. При всём при этом текст — абсолютно документальный.

Перед нами автобиографическая повесть старого капитана, закончившего свою карьеру на коммерческом парусном флоте в конце 19 столетия. Стройные чайные клипперы,  пропахшие ворванью китобои и валкие каботажные суда уступают место пароходам. Неудачно попробовав себя в разных амплуа, Джошуа решает отправиться вокруг света на отреставрированном парусном шлюпе «Спрей», подарке старинного знакомого. И — впервые в мире — совершает кругосветное плавание в одиночку.

Не будучи профессиональным писателем, Слокам создал удивительную вещь — лёгкую, увлекательную и вместе с тем очень профессионально сделанную, к тому же снабжённую иллюстрациями собственного исполнения. Книга пронизана духом Стивенсона, а кое-где — и его стилистикой. Кстати, автор был знаком с женой писателя, и даже получил от неё в подарок несколько книг, включая лоцию Индийского океана.

Эта книга — опасное зелье, вызывающее острый приступ настоящей, неподдельной романтики даже у самых закоренелых офисных крыс. Как и положено таинственному отвару, она имеет незнакомый пряный запах далёких путешествий, сладкий, с оттенком мяты и эвкалипта, вкус неизведанного и консистенцию хорошего хереса. Вызывает привыкание.


Один под парусами вокруг света (с иллюстрациями)

 

99461 img 07

Один под парусами вокруг света (с иллюстрациями)

 

Конечно, есть в электронном виде.

Человек, которого не было

Человек, которого не было

Этим описанием я открываю новый раздел на блоге, в котором буду делиться впечатлением от книг. Название раздела «Внутренние рецензии», конечно, украдено у Борхеса и Косареса — именно так называлась их блестящая ироническая антология. Замечу в скобках, что я не являюсь ни литературным критиком (обладающим, как утверждала незабвенная Аделаида Метёлкина, соответствующим инструментарием), ни заядлым библиофилом (надеющимся за любые деньги или клочок собственной души заполучить in-folio Шекспира 1623 года, «полный, с несколькими бледными затёками и широким полем»). Моё желание — поделиться чтением, одним из удовольствий, созданных для того, чтобы разделять его с ближним.

Итак, Ивен Монтегю, «Человек, которого не было». Военное издательство министерства обороны Союза ССР. Сокращённый перевод с английского. Книга, как утверждает аннотация, «рассчитана на широкий круг военных читателей». История одной из самых захватывающих дезинформаций времён второй мировой войны. Жизнеописание, извините, трупа, превращённого волею судьбы и несгибаемым намерением британской котр-разведки в живого офицера, способного перемещать воинские подразделения и вводить в заблуждение самого фюрера.

Рассказ ведётся от первого лица — автор и является главным организатором и вдохновителем операции. Скудный, хотя и аккуратный, язык изложения (то ли благодаря усилиям писателя, то ли вопреки стараниям переводчиков) не мешает повествованию, которое читается как выжимка из рассекреченного архива в изложении военного, увлёкшегося мемуарами. Каковой, кстати, и является.

Конечно, доступна в интернете — но без иллюстраций (точнее, фотокопий документов).

 

Человек, которого не было, разворот