Tagged: акулы

Деревня Сипадан

Недавно, просматривая альбом National Geographic «Море: самые лучшие фотографии» (изумительный, кстати, альбом) моя супруга наткнулась на страницу под названием «Деревня Сипадан». Испытав острый приступ ностальгии, я бросился листать свой архив.

Нам довелось побывать на этом маленьком острове, находящемся в Южно-Китайском море (это Сабах, территория Малайзии — восточнее острова Борнео) в 2004 году. Сейчас жить на острове нельзя — территория закрыта для посетителей.

«Кафе на обрыве», остров Сипадан, Малайзия, 2004

На острове проживало одновременно несколько десятков туристов, совсем немного обслуживающего персонала и большой контенгент военных. Именно с Сипадана в свое время мусульманские сепаратисты с Филлипин похитили 20 туристов, которых потом выкупил Каддафи. Кстати, по-филлипински Сикх Падан означает «Кто хозяин?». Фронтир, что поделать. Свободные от службы военные с большим удовольствием играют по вечерам в неплохой джаз-банде.

Джазмены на перекуре, остров Сипадан, Малайзия, 2004

Сам остров можно обойти за 15 минут. Узкая полоска ослепительно-белого кораллового пляжа, немного пальм в центре — вот, собственно, и вся имеющаяся в наличии земная твердь. В этих микроджунглях пронзительно кричат птицы, бегают вараны и промышляют пальмовые воры — огромные, жутковатые на вид крабы. Такой краб запросто перекусывает своими клешнями палочки для еды.

Пальмовый краб. Маленькая девочка, весит оголо килограмма.
Самцы бывают в четыре раза больше.
Остров Сипадан, Малайзия, 2004

Фотография с сайта http://www.malaysiasite.nlГлубина вокруг острова почти везде — около километра. По сути, это — шпиль, торчащий из глубин Южно-Китайского моря. В синей чуть мутноватой от планктона толще воды — жгучие нити медуз и тьма-тьмущая рыб. Именно на Сипадане я впервые понял, что значит — плавать с акулами. Конечно, это были белопёрые рифовые акулы, немного похожие на грустных полутораметровых селедок , но именно тогда я осознал — точнее, прочувствовал — что созданный фильмом «Челюсти» образ — это миф.

Белопёрые рифовые акулы на острове Сипадан.
Ужасная по качеству фотография,зато — первая,
где я сфотографировал акул. Персональный раритет :)

Потом были стремительные и опаные океанические длиннокрылые, знаменитые Кархаринус Лонгиманус, и хороводы из нескольких десятков трехметровых карибских акул в Садах Королевы, и серые рифовые, и лисицы, и добродушные акулы-няньки — много разных видов — но впечатления от обычных белопёрок на Сипадане останутся со мной, мне кажется, до конца моих дней.

Там же я впервые увидел манту. Мне стыдно помещать сюда бестолковую фотографию, которую я успел сделать — с бьющимся от восторга сердцем, судорожно настраивая непослушный фотоаппарат. Огромная четырехметровая красавица стремительно прошла подо мной и устремилась в глубину.

И, конечно, черепахи. Сипадан еще называют Островом Черепах. Десятки самок зеленой морской черепахи выбираются ночью на берег, чтобы отложить яйца. Однажды такое произошло прямо рядом с бунгало, где мы ночевали — беременная труженица несколько часов рыла огромную нору, но, наткнувшись на фундамент строения, передумала и уползла в море.

Взрослая зеленая черепаха, остров Сипадан, Малайзия, 2004

В природе яйца служат пищей для большого количества едоков, поэтому на Сипадане их собирает специальный человек. Он и сам похож на черепаху — поэтому мы называли его Turtle Man. Яйца помещают в инкубатор — и несколько раз в месяц выпускают вылупившихся черепашат под мощное сюсюканье туристов и звуки затворов фотоаппаратов. Такой подход позволяет увеличить шансы молодых черепашат на выживание — но только частично, поскольку в воде их ждут хищные рыбы. В одном, так сказать, плавнике — нож, в другом — вилка, слюнявчик повязан.

Бег к свободе. Кто из них окажется удачливым?

Удачливые черепашата устремляются в океан, чтобы через много лет вернуться на остров огромными красивыми созданиями, которым уже, кроме крупных акул, никто, пожалуй, не страшен.

Кстати, а вы знаете, чем они питаются? Вот и я не знал до поры до времени. Оказывается — стрекающими, то есть медузами и другими жгучими морскими созданиями. Поэтому не выбрасывайте, пожалуйста, в воду полиэтиленовые пакеты — это настоящее бедствие для черепах, они даже гибнут, слопав вместо привычной пищи кусок мягкого пластика.

Теперь на Сипадане, кстати, тоже ныряют. Поселитесь на соседнем Мабуле, например — и в воды чудесного острова вас будут привозить на маленьком боте. Только на берег сходить будет нельзя. Но я рад, что мне довелось побывать на самом острове — жить в бунгало с минимумом удобств, ходить по бархатному коралловому песку и, сидя на перилах Drop-off cafe, смотреть на то, как красное азиатское солнце косо заваливается в темно-сиреневую даль, рассекая её сверкающей световой дорожкой на две неравные части.

Дайверские боты у острова Сипадан, 2004

И когда, ревя двумя двухсотсильными ямаховскими движками, маленькая лодка увозила нас на большую землю, я осознал, что оставил в водах острова частичку своего кокоро, как говорят японцы. Маленький кусочек души. Помните из детства — то самое щемящее чувство, когда вы уезжаете из какого-то замечательного места, зная, что больше сюда уже не вернетесь — во всяком случае до тех пор, пока не станете взрослым?

Прощай, Сипадан!

Галапагосы: край земли

Самолет авиакомпании AeroGal, натужно завывая, подпрыгивая и оттормаживаясь всеми доступными способами, остановился на самом краешке щербатой взлётной полосы. Осторожно развернувшись, видавший виды Boeng 727 по той же полосе поехал к приземистому зданию аэропорта. Здравствуй остров Сан Кристобаль.

Калифорнийский морской лев в порту острова Сан Кристобаль

Галапагосские острова лежат примерно в тысяче километрах на запад от побережья Эквадора. Вулкан Wolf, находящийся на севере острова Изабелла, находится практически на линии экватора. Но климат на островах — отнюдь не тропический. Вообще, острова воспринимаются скорее как субтропики. Виной тому — холодные течения, омывающие архипелаг. Некоторые из них, в том числе доминирующие в этих местах Северное и Южное экваториальные течения, создают удивительный температурный коктейль.

Почти всегда под водой можно наблюдать термоклин — два слоя, теплый и холодный, не смешиваясь друг с другом, образуют зыбкую муаровую границу. В холодный слой можно опустить руку, проплывая над ним, и почувствовать разницу между, например, 27 и 16 градусами тепла. Иногда мы видели такое редкое явление, как вертикальный термоклин — вода возле острова, например, теплая, а в 5 метрах от него — холодная. Поразительное зрелище.

Галапагосы мы исследовали на яхте Sky Dancer

Первое чудо, увиденное на Сан Кристобале — это морские львы прямо в порту. Удивительные звери — любопытные, игривые и крайне дружелюбные по отношению к людям. Они лежат, греясь, на камнях и ступенях, ведущих к воде, оккупируют пирс, горделиво возвышаются над россыпями лавовых камней, обточенных морем до почти шарообразной формы.

Вообще отношение к млекопитающим у меня особенное. Поведенческие элементы акул, скатов или, допустим, анаконды лишь отдаленно напоминают человеческие. Аналогия всегда слабая и, как правило, притянутая, что называется, за уши. В то же время морские львы (иногда их, кстати, называют ушастыми тюленями) ведут себя так, что перепутать трудно: вот тут они играют, тут — охотятся, тут — сердятся или боятся. Близкие к нам существа. Прикладная ксенология — это, конечно, лженаука, спорить сложно. И тем не менее, давайте разберем галапагосскую народную игру «Футбол с игуаной». Бедное пресмыкающееся играет роль мяча, в то время как игроки — морские львы — отрабатывают силу удара и точность паса.

Занимайте места заблаговременно!

Под водой от этих усатых любопытных морд вообще захватывает дух. Они приплывают и играются с вами! Им откровенно нравятся люди, и львы постоянно это демонстрируют. Вы выпускаете струйку пузырей — и ваш шерстяной товарищ выпускает струйку пузырей. Ткнув носом, отплывает на несколько метров, ожидая игры в салочки… Жаль, что мы не можем поддержать это замечательное начинание — дайвер существо медленное и связанное правилами. И даже когда появляется новая игрушка — акула — это может отвлечь львов совсем ненадолго — люди интереснее и прикольнее. Вообще иногда мне кажется, что мы, с точки зрения этих замечательных созданий, выглядим под водой крайне потешно — медлительные, с горбом и одним выпученным глазом (баллон и маска), так что они приплывают чисто поприкалываться…

Калифорнийские морские львы под водой © Фото Алексея Черных

А серфинг! Я сам видел, как в огромной прибойной волне скользил морской лев — он катался! В общем, как минимум треть ежедневного положительного эмоцианального заряда я получал именно от этих ребят.

Остров Сеймур Норт. Прибойная волна. В ней и катаются морские львы.

Вообще, прибыв на дальние острова Вульф и Дарвин, возникает стойкое ощущение, что до края земли рукой подать. Вон там, за горизонтом, гладь океана обрывается, и заглянув туда, можно увидеть спины китов, на которых покоится земная твердь. Парящие морские птицы довершают дикий пейзаж. Арка Дарвина поражает воображение. Я сидел на носу нашего Sky Dancer часами, просто смотря на 160-метровую вертикальную стену острова и арку в полумиле от него. Соленый ветер гнал рваные облака, во все стороны простирался безграничный Тихий океан, и описаное еще древними японцами состояние Му Син становилось единственно возможным. Без мыслей. Восприятие мира напрямую. Это так просто — вдыхать волны…

Арка Дарвина рядом с одноимённым островом. Край Ойкумены.

Если бы Чарльз Дарвин мог в свое время пользоваться аквалангом, он бы не тратил время на такую ерунду, как создание теории происхождения видов, а стал бы поэтом. Подводный мир Галапагос — это буйство фантазии матушки-природы, выраженное в сотнях и стонях видов животных, помноженное на стремительность течений, силу прибоя и суровую красоту вулканических стен. Гигантские манты (помните фильм «Акванавты»?) плавают с вами, сопровождаемые рыбами-прилипалами и лоцманами.

Манта © Фото Алексея Черных

Стаи из сотен молотоголовых акул соперничают со стаями акул галапагосских и стаями акул белоперых.

Кстати, в этот раз я не фотографировал под водой, поскольку решил отдохнуть от рассматривания окружающего мира через видоискатель. Замечательные подводные снимки, которые вы видите здесь, сделаны Алексеем Черных.

Стая акул-молотов © Фото Алексея Черных

Вот — скаты-орляки парят, словно диковинные птицы, в безбрежной синеве океана.

Скат-орляк © Фото Алексея Черных

У этой черепашки, кстати, три лапки. Я встретил ей на Combo Marshall — это скала в районе острова Изабелла. Очевидно, что геройская черепашка выжила в схватке с акулой. Я очень хорошо помню это погружение — кроме мант, черепах и огромного количества другой живности мне довелось повстречать стаю из примерно пятидесяти скатов — мобул, похожих на мант, но меньшего размера. Стремительные и легкие они проскользили мимо меня и скрылись в голубизне.

Зеленая морская черепаха © Фото Алексея Черных

И — в довершении всего — несколько фотографий с самих островов. Наслаждайтесь.

Галапагосская наземная игуана (Conolophus subcristatus)
Синелапая олуша (Sula nebouxii) высиживает яйца.
Большой фрегат, остров Сеймур Норт
Фламинго, остров Сеймур Норт

Доминантный хищник Карибского моря

Карибская рифовая акула, снятая в 2005 году на архипелаге Jardines de la Reina, что южнее Кубы. Так как на архипелаге практически нет туристов (это — национальный заповедник), да и жить-то там негде, если не считать баржи «Тортуга», подводный мир практически не тронут.

Эти акулы обитают в группах до 30 особей, длиной 2-3 метра.
Стремительный и красивый хищник.

Качество снимков никакое — я тогда щелкал под водой только репортажно, и совершенно не интересовался фотографией как таковой. Портретное фото вышло случайно, — товарищ пытался запечатлеть меня, и тут в кадр влезла эта морда.