Tagged: Айкидо

Машина времени

В недалёком будущем, примерно через полчаса, я надену кимоно, хакаму, тапочки и пойду по улице в сторону спортивного зала. В руках у меня будет тренировочный японский меч, боккен, в чёрном тряпичном чехле. Час с мечом, полтора – без, уходы, броски, контроли. Двести человек скользят по татами. Хлопки страховок. Ритм. Упал – встал – атаковал – упал – встал – атаковал – устоял на ногах.

Потом наступит далёкое будущее. Люди полетят к звёздам. Высадятся на Марс. Я же пойду обратно, в съёмную квартиру. Сниму пропотевшее кимоно, приму душ. Пообедаю овсянкой и йогуртом. Полчаса сна, и на следующую тренировку.

Такой жизненный цикл. Впечатление, будто бы время течёт по-разному: тут, у нас, и там, в человеческой цивилизации. Там уже изобретена антигравитация, генетически модифицированные лабрадоры выигрывают международные соревнования по шахматам. Вот уже полтора столетия нет никаких войн. Тут у нас запах пота, лезвие направлено в горло. Улыбка анестезирует ноющие в поисках гармонии суставы. Время застывает, как венецианское стекло, разноцветными плавными линиями. Вечерами в окно видно, как гаснут, умирают старые уже звёзды, вспыхивают сверхновые, и небо меняет рисунок. Где Водолей? Где Весы? Нет и никогда не будет.

А уже очень потом, в этот четверг, я полечу домой.

 

Латвийская делегация

Латвийская делегация и сэнсей Кристиан Тиссье

Осеннее отсутствие

Мне сегодня сказали примерно следующее: «ты тридцать девять дней не делал мне хорошо. Я очень по этому поводу беспокоюсь, и спешу тебе еще раз напомнить: как только появится какая оказия, сделай мне, пожалуйста, эту штуку, а то я больше уже не могу».

Мой портативный компьютер, который, конечно, девочка, то есть женского рода, попросил меня сделать ей резервную копию. Ей, компьютеру, нужна в этом деле регулярность. Если давно уже не было, возникает беспокойство, плавно перетекающее в панику.

Я отвлёкся от работы и уехал в далёкий Берлин, где хватаю хороших людей за руки-за ноги и швыряю их об пол. Я швыряю, но и меня, конечно, швыряют. Проживаем с товарищем в съемной квартире в трёх шагах от спортивного зала. Френк умеет готовить кашу, я жарю яичницу. Живём, как два представителя интеллигенции в спиритуалистическом изгнании, питаемся мужским кормом из близлежащего магазина. Осень за окном распушилась красно-жёлтым, бледное с прожилками небо высвечивает рыжие крыши. На улицах все признаки глобального потепления: солнечные пятна на асфальте, посетители в открытых кафе, негры.

Как вернусь, сразу приступлю к выполнению своих непосредственных обязанностей, а пока три тренировки в день и капризная девочка-ноутбук.

Это я к чему всё написал?

Берегите себя. И бэкапьтесь, пожалуйста, регулярно.

В Берлине в конце октября

В Берлине в конце октября

Для тех, кто в теме

Техническая пауза

Всё рабочее время и бóльшая часть времени личного поглощено собственно работой. Конец года, сеанс одновременной игры на полутора сотнях досок. На досках расставлены разные наборы фигур, правила меняются по ходу игры. Случается начинать белыми, а заканчивать уже совсем за другим столом и в совершенно иной компании. На рассвете вдыхаешь туманный день, вечером выдыхаешь его в бокал вина или чашку китайского чая. В таком жизненном ритме техническая пауза — это почти ментальный оргазм.

Экстерталь, 2013

И вот я только что вернулся из Экстерталя, с недельного семинара Кристиана Тиссье. Шестнадцать тренировок, по три в день. В голове пока еще зависло пустое Нечто, не издающее высоких звуков, обращенное внутрь, порождающее движение из остановившегося времени. Постойте, погодите, дайте перевести дух. Скоро будет обещанная статья о Великой Загадке Долготы, и еще много всего интересного. Нужно только снова втянуться в сумасшедший ритм нашей маленькой столицы.

Вдох-выдох. Вдох-выдох.

О чём я говорю, когда говорю об айкидо

На этот раз небольшое лирическое отступление. Точнее, романтическое. Поведу речь не о литературе, не о парусах и даже не о ГМО.

Недавно я взял красный фломастер и старательно отметил на календаре 15 августа 1999 года. Обвёл дату квадратиком, заштриховал диагонально, а потом — ещё раз, так что получилась аккуратная сеточка. Дату я запомнил случайно.

Получается, что в этом году 14 лет, как я занимаюсь айкидо. Начал усатым симпатичным молодым человеком, в возрасте 29 лет. Сейчас я безусый и лысый симпатичный молодой человек 43 лет от роду. Такие занятия, конечно, нас меняют, и меняют кардинально.

2000 год. Я еще с усами...

2000 год. Я еще с усами…

Когда-то я писал об айкидо много, сделал сайт и форум. Как оказалось потом, они были довольно популярны среди русскоязычных любителей боевых искусств. Был такой период, хотелось поделиться новым увлечением со всеми. Рассказать, показать, сравнить. Хотелось проверить себя. Мы с друзьями из одного «призыва», если можно так выразиться, занимались от души, по шесть раз в неделю, да еще посещали разные параллельные дисциплины.

Канчо Саэно Сенсей в Риге

Канчо Саэно Сенсей в Риге

Дружили с федерацией Шидокан Каратэ, принимали в нашем зале почётного гостя — основателя стиля Канчо Саэно, ходили на «час самурая» на новый год, чтобы отбиться 30 кумитэ подряд — дружеских, но вполне себе весёлых. Семинары по джиу-джитсу, семинары по партеру, семинары Кочергина… Возвращались домой в синяках, уставшие как собаки, но счастливые. Даже участвовали в разных боях без правил. В общем, развлекались, как могли. Тостестерон при защемлении мозжечка — страшная штука, ребята.

На семинаре у Андрея Кочергина

На семинаре у Андрея Кочергина

Теперь всё это в прошлом. Но четырнадцать лет — это очень мало. Среди моих коллег по татами, среди учителей — люди с 25-, 30- и даже с 45-летним стажем регулярных занятий. Они тренируются больше, чаще и старательнее, чем я. Так о чём я говорю сейчас, когда говорю об айкидо?

2003, по-моему, год

2003, по-моему, год

Я не говорю о гармонии. Гармония — это внутреннее, интимное ощущение. Его трудно испытать, и почти невозможно им поделиться. Многие начинают тренироваться, прочитав об энергии «ки» и значении иероглифа «ай». Я ничего об этом не знаю и мне больше нечего сказать на эту тему. Попробуйте сами.

C учителем

C учителем

Я не говорю о цели. Если вы придете заниматься, получите ровно то, зачем пришли. Так всегда бывает с Большим Искусством. Девушки ступают на татами по разным причинам — в погоне за фигурой, отношениями, здоровьем. Юноши — за верой в себя, физической ловкостью, удовлетворённым самолюбием. Сорока- и пятидесятилетние мужчины — за удовольствием движения, ощущением лёгкости и силы. Цель — следствие желания.

Я не говорю о физической форме. Айкидо — это движение, а движение — это жизнь. Говорить тут не о чем.

В спортивном лагере

В спортивном лагере

Я не говорю о людях. Среди тех, с кем мне довелось регулярно тренироваться, я не встречал плохих людей. Наверное, это — дело случая, я не знаю.

От моих сайта и форума теперь не осталось и следа. В каждом деле рано или поздно наступает момент, когда желание рассказать уступает желанию наконец понять.

С сенсеем Кристианом Тиссье

С сенсеем Кристианом Тиссье

Так о чём я говорю, когда говорю об айкидо? Наверное, лишь о том, как это замечательно — быть учеником. Начинающим. Ощущать восторг пути. Радоваться каждому новому шагу и не видеть конца дороги.

Чего и вам желаю, чем бы вы не занимались.

Серёжу Самохина всегда было трудно швырять, с его 208 сантиметрами доброты

Серёжу Самохина всегда было трудно швырять, с его 208 сантиметрами доброты

Кто не видел, как выглядит айкидо в исполнении мастера — вот вам видеозапись выступления Кристиана Тиссье на фестивале в Bercy:

Сигтуна, апрель

Из окна гостиницы

Два дня кряду я видел из окна гостиничного номера сосновый лес, уходящий вниз под пригорок. Ночью сквозь приоткрытые ставни пахло мокрой хвоёй, пытающейся замёрзнуть. Я спал как убитый, восстанавливаясь после тренировок, но этот запах всё равно проникал в сознание, и мне снились корабельные сосны, самостоятельно марширующие на причал в Сигтуне, туда, где сквозь липкий туман виднеются мачты, а вдалеке, в невидимом завтра, озеро соединяется с морем, позволяя дышать его холодной любопытной душе.

Гостиница тут старая, не старинная, а именно старая: потёртая деревянная мебель еще не превратилась в дорогой антиквариат, но уже лет сто как вышла из моды. В том же комплексе зданий расположены: церковь, городская библиотека и архив. В церковь можно попасть прямо из гостиничного коридора. Идёшь в поисках ресторанчика, и находишь помещение с алтарём и органом. На ужин вегетарианская плата (пост, как-никак) и бокал лёгкого местного пива.

Библиотека

Человеку, выросшему в Советском Союзе, бывает удивительно, что можно просто так взять и смотаться на выходные на тренировку в Швецию. Сэнсей Тиссье, приезжающий сюда каждый год, в молодости добирался из Франции в Японию по Транссибирской магистрали, поскольку перелёты были слишком дороги. А мне, чтобы позаниматься с 7 даном, нужно просто купить билет на самолёт и выделить два дня. Мир стал меньше, а дела — проще. Как же мы бываем ленивы!

Причалы Сигтуны пока скованы льдом, и над ними стаями летают утки. Видимо, ждут, когда вскроется лёд. Я в этом смысле от них не особенно отличаюсь.

Сигтуна

Несколько фотографий из Стокгольма

Съездили тут в Стокгольм, на семинар Кристиана Тиссье. Обстоятельства сложились так, что фотоаппарат был с собой практически случайно. Как следствие, снимал очень мало и тоже — практически случайно.

L1004777

L1004776

L1004764

L1004792

L1004768

L1004785

L1004762