Турецкий гамбит, часть 3

 

IMG 6211

Юнга, заточите якорь!

Яхтинг, как многие активные виды отдыха, предполагает, что отдыхать вам на самом деле, приходится мало. Это вечером, как прибудем на новое место и отшвартуемся, случится ресторанчик и бокал вина на берегу. А в переходе — морские будни. Рулевой держит курс, шкотовый матрос вглядывается в паруса и готов тянуть верёвочки при любом изменении курса или ветра. Свободные же от вахты осваивают древнейшую науку — вяжут узлы.

Вот — беседочный узел, или bow line, как его называют англичане. Он был известен еще древним финикийцам, бороздившим Средиземное море более трёх тысяч лет назад. Вы можете привязать им хоть десятитонную яхту, хоть ракетный крейсер. Ветер, течение и волны будут много часов кромсать и дёргать верёвку, но узел не развяжется. Впрочем, когда станет нужно — его легко раздаст даже ребёнок! Гениальное творение человеческой мысли. Кстати, физики до сих пор не знают всех ответов на вопросы, связанные с узлами.

Идите же в юнги! За несколько недель плавания вы обязательно освоите десяток основных узлов. Будете потом щеголять в компании терминологией: выбленочный, брамшкотовый, штык с двумя шлагами… Девушки не перестанут смотреть на вас влажными восхищенными глазами, и в глубине их зрачков будет море.

И знаете что? В зрелом возрасте станете по-другому вязать шнурки. Рифовым узлом. Я, между прочим, серьёзно.

Матросу, кроме узлов, положено уметь многое: работать на швартовке, становиться и сниматься с якоря, управлять шлюпкой, знать морскую терминологию, понимать, как действуют паруса, управляться со шкотами и другими снастями, стоять на штурвале, выполнять обязанности кока, мыть палубу — всего не перечислишь. Более опытные товарищи могут попросить заточить якорь, чтобы лучше тормозил или, например продуть макароны. Поди разбери — шутят или нет?

На лодке вы попадаете в совершенно особый мир, где ваш социальный статус, важное выражение лица и жизненный опыт значат очень мало. Здесь свои традиции и ценности. В дикие девяностые на Средиземном море появились «новые русские» на своих свеже-приобретённых яхтах, и сразу стали попадать впросак. Например, причалив в марине, товарищ с золотой цепью вполне мог попытаться дать на чай невзрачному человеку, который помогал принять швартов, совершенно не подозревая, что у того на соседнем пирсе стоит яхта ценой в десяток миллионов.

А наши соседи — козлы

Сегодня у нас стоянка в дикой бухте. Лоция едва упоминает это место, и на карте оно — чуть заметный изгиб береговой линии. «Мечта» осторожно, прощупывая глубины эхолотом, подходит к берегу. Шлюпку на воду! Резиновый «тузик» — надувная лодка типа «зодиак» — опускается за кормой. Команда крепит на ней подвесной мотор. Мы выбираем место, учитываем поправку на ветер и бросаем якорь. Часть экипажа едет в шлюпке на берег — привязать еще два пятидесятиметровых каната, закрепленных концами на корме. Лодка замирает, растянутая между швартовами и якорной цепью. Паруса уложены, сделана отметка в вахтенном журнале. Можно купаться!

Очарование диких стоянок — в полном отсутствии туристов. Сюда можно добраться только на яхте. Мы одни. Синяя вода, высокие скалистые берега, поросшие ливанским кедром и дикими оливами. Непередаваемый запах средиземноморского хвойного леса. Добро пожаловать в рай.

Мы слегка помыли лодку и привели палубу в порядок. На ужин готовится дорада, запечённая в соли. Рыбьи потроха полетели за борт, и полчаса наша яхта выглядит как заправский траулер — чайки, привлечённые лёгкой добычей, пронзительно крича, носятся вокруг. На взгорье — какие-то развалины, возможно, остатки византийской крепости. Но мы не собираемся карабкаться по склонам. Сегодня хочется отдыха и расслабленного, почти растительного, существования.

Вечер завершается ужином на палубе — с вином и при свечах. Стрекочут сверчки, и солнце валится на горизонт, отчеркивая на почти гладкой воде золотую дорожку. Сквозь эту идиллию прорываются, постепенно нарастая, странные звуки — топот ног, хрипы и приглушенные словно бы разговоры. Мы с беспокойством вглядываемся в сгущающиеся сумерки. Уверенно прыгая по почти вертикальному склону, вдоль берега бухты движется огромное стадо козлов. Маленькие козлята оказываются самыми отчаянными скалолазами. Некоторые звенят колокольчиками. Через какое-то время, словно призраки, охраняющие здешние места, они исчезают в ночи и тишина становится абсолютной.

[ часть 1 ][ часть 2 ], [ часть 3 ], [ часть 4 ][ часть 5 ]

 

Публикации на схожую тему

Добавьте свой комментарий: