Без названия

Салон самолёта переполнен людьми, летящими в отпуск. Они располагаются на сидениях, словно в своём рабочем кабинете: с видом донельзя деловым готовятся немедленно решать неожиданно возникающие проблемы. Ходят по салону, будто по офису. Разговаривают со взрослыми детьми, как с подчинёнными.

За время отдыха большинство так и не сменит этот ритм. Будут возвращаться большой шумной толпой, выполнив план по загару и анализируя финансовое состояние за отпускной период.

А море не терпит суеты.


Сны, порождающие чудовищ

Жара порождает страшные сны. Сегодня в городе проходили поминки олигархов: прогрессивно настроенные жители жгли инсталляцию «Обрубок коррупции». Само слово «олигарх» уже достаточно безграмотно, в нём слышится мне натужный кашель пожилого прокуренного партийного функционера, доживающего незаслуженные пенсионные дни, занимаясь прополкой клубники на даче.

Жгли символ, напрямую ассоциированный устроителями акции с конкретными персонами. Я серьёзно. Толпа — в основном молодёжь — вовсю демонстрировала нонконформизм. По-моему, это — отвратительно.

А в Вецаки вчера было +32° и очень холодное море. Две недели назад я с удовольствием купался, а тут — залез на пару минут, а потом бросил это дело и стал бродить по водичке с фотоаппаратом.

Чуть уши себе не отморозил.

Без названия

Визуальное

На город ниспало солнце, одарив многих художественным загаром. Обнажённые женские спины украсились узорами от деталей купальников и, видимо, нижнего белья.

Светлое на нежно-красном, графичность в стиле Артура Макмурдо. Можно просто расположиться в тенёчке, под зонтиком открытого кафе в Старом Городе, и смотреть. Вокруг снуют мольберты, облегчённые каблучками. Живые носители визуальной культуры. Ранний модерн, мечта утомлённого искусствоведа.