Ура! Ура! Ура!

Россия до сих пор была единственной страной в мире, в которой разрешена жестокая, кровавая охота на белька – новорождённого детёныша гренландского тюленя. Точнее, не охота, а забой. И, наконец-то – свершилось!

(Фотография с сайта stopthesealhunt.com).

La Maison en Petits Cubes

Бесконечно красивый мультфильм сделал Кунио Като. «Дом из маленьких кубиков». Добрый, умный и какой-то пронзительный, что ли. Есть в нём что-то от рассказов Харуки Мураками. Какая-то простота. Заслуженный «Оскар-2009» как лучший краткометражный анимационный фильм.

Мой дедушка, Николай Константинович Егоров, прожил длинную, сложную и неизвестную мне жизнь. Его родня из Ржева. Сухощавый, невысокий, седой. Он воевал в зенитном полку, защищая Москву. Сегодня был бы его праздник.

Дедушка был человеком сильным, но добрым. Бывало, лихо закладывал за воротник. Случалось, впрочем, что побивал бабушку – в хитросплетениях их отношений я не разбирался ни тогда, ни сейчас. Бегал за грибами так, что я, пацан, за ним совершенно не поспевал. Курил Приму, пил крепчайший чёрный чай. Именно поэтому я так любил этот ароматный напиток – крепкий, бодрящий, хоть и сворачивающий кишки в тугой узел.

Будучи уже на пенсии, работал на заводе накатчиком шайб. Это такая интересная специальность. Берете каменный круг весом в 30 килограмм, макаете его в жидкое стекло, в каменную крошку – и шайба для шлифовки металла снова готова к работе. Мне и двоюродному брату Серёже любил читать стихи:

«Перед ними на высоком троне — … Будда, каменный гигант
У него в сапфировой короне чудный исполинский бриллиант… »

Потом его сбила машина. Ходил по дому на костылях, а то и опираясь на низкий стульчик. Деда не стало на день Святого Валентина – 14 февраля. Очень долго после этого я считал число 14 несчастливым, окрашенным в какой-то мистический, зловещий цвет. Цвет холодного февральского утра.

Умер он тихо, хотя сердцем обладал крепким. Мне кажется, дедушка сломался от того, что толком оказался никому не нужен – со своей неправильно сросшейся ногой, боевыми медалями и одиночеством. Мы жили тогда уже отдельно, и я так и не успел осмысленно отплатить ему тем, чем он так бескорыстно делился со мною первые десять лет моей жизни, которые я провел у него – вниманием и любовью. Как это, впрочем, всегда бывает по отношению к родным, уходящим раньше нас.

Но самый главный подарок дед мне сделал очень давно. Еще до моего рождения. Он зачал моего папу. Самого лучшего отца на свете.

Великий пост

Хочу в этом году соблюсти Великий Пост. Посмотрим, что из этого выйдет.

Пора фотографировать!

Скоро весна. Скоро свет станет разным. Очень хочется фотографировать.

Подарите час, уважаемый Создатель Вселенной

Очень хочу научиться высыпаться за 7 часов вместо восьми. Интернет изобилует разнообразными методиками, врачи в один голос воют о вреде такого подхода, адепты же, наоборот, хвастаются достижениями.

Во всяком случае, попробую. Этого самого часа не то, чтобы по-настоящему не хватает – можно реорганизовать жизнь так, что времени будет больше  – но он очень даже не помешает. Я знаю, куда его, засранца, применить.

Как же это делают бабушки и дедушки? Неужели вправду – только физиология?

Умберто Эко: Имя розы

Приобрёл новое издание «Имени Розы» – как всегда от издательства SYMPOSIUM. В том же формате, что и «Таинственное пламя царицы Лоаны».  В суперобложке. Каковую, конечно – сразу в мусорник, экслибрис на отворот обложки – и читать!

Когда-то давно, по скудоумию или алкогольному опьянению, я отдал кому-то читать «Маятник Фуко» и «Имя розы» в первом симпозиумовском издании, о чём до сих пор жалею страшно. Купить их в магазинах теперь невозможно, а нынешнее переиздание имеет (вот же удивительно!) довольно неряшливую типографику.

Так что перечитывание началось с привыкания к шрифту. Эко надо употреблять как хороший коньяк – с расслабленным вниманием, не спеша. И надо же — с первых же страниц удивительные вещи. Оказывается, Вильгельм Баскервильский, главный герой повествования юного Адсона Мелькского, упоминает о том, что Оккам – его друг. Я заглянул в Википедию – и правда, последний был францисканцем, и жил в описываемое время!

Help?

Почему-то сегодня вспомнился один из самых моих любимых мультиков на тему докторов и медицины. Видимо, в контексте того, что занимаюсь одним проектом на эту тему.

Вот вам.

Зима, джаз и Брессон

Странные, будто бы неожиданные совсем,  выходные.

Странная наша, неочевидная, холодноватая зима. Иногда хорошо идёт коньяк, всегда — огонь в камине. Хочется слушать странное. Хочется предложить глазам длинную, вкусную и спокойную пищу. Хочется ненавязчивого, но отчетливого тепла.

Одна из моих самых любимых фотографий Анри Картье Брессона, сделанная в 1961 году в Греции, на остове Сифнос, отлично разглядывается под Freddie Freeloader Дэйвиса Майлза. Она очень летняя, с удивительно красивой композицией. Тревожный кубизм. Вообще же, джаз хорошо усваивается именно зимой.

В понедельник надо будет, как и всю эту неделю, тяжело вкалывать. По многу-многу часов каждый день. А вот — случились выходные! Оттормозившись, сходу, с налёту планирую кайф. Надо уже отдохнуть. Лыжи, фотоаппарат, джаз и коньяк. И — дай то бог, что хватит времени — побольше тренировок при первой же оказии.

И пусть всем будет хорошо!

Тетрис

А вы умеете играть в тетрис? Я тоже думал, что умею. Оказалось — я полный ламер. А вот этот парнишка кое-что может. Досмотрите до конца — не пожалеете :)

Конвергентная эволюция

Расскажу вам про конвергентную эволюцию. Не то, чтобы часто спрашивают, но периодически объяснять приходится — рассказывая про ту или иную зверюгу.

Идея простая: если животные внешне сходны (и не только внешне, кстати) — это совершенно не значит, что они имеют общего предка. Такие животные могут вообще не являться родственниками, хотя и будут походить друг на друга, как родные братья.

Теория говорит нам, что если,  к примеру, поместить на два изолированных, но очень похожих острова, зайчиков и коз — одних на один остров, других на другой — то с довольно высокой степенью вероятности их потомки (через несколько десятков миллионов лет) могут стать ну очень похожи. Для этого необходимы две вещи: чтобы эти виды и их потомки выжили и чтобы они заняли похожую нишу в цепи питания.

Этот удивительный механизм долго сбивал учёных мужей с понталыку. Вспомним, хотя бы, что долгое время дельфинов и касаток считали рыбой, родственной акулам. Хотя вы, конечно, знаете, что между ними никаких родственных связей нет: одни — млекопитающие, вторые — хрящевые рыбы.

Примеров конвергентной эволюции очень много. Знаете ли вы, например, что носороги и бегемоты — не родственники совсем? Носорогу близки тапир и лошадка,  в то время как двоюродными братьями бегемота являются свиньи. Каковые, в свою очередь, хотя на тапира и похожи, куда ближе к коровам.

Речь идёт о парно- и непарнокопытных, разделившихся очень давно — в раннем Эоцене, около 55 миллионов лет назад. Непарнокопытные, будучи более древними и примитивными (зоологи, не плеваться от моей терминологии, пожалуйста) на данный момент представлены лошадями и зебрами, тапирами и носорогами. Более поздние формы — представленные парнокопытными — это бегемоты, коровы, олени — словом, большинство современных копытных.

В древности доминировали непарнокопытные. Появившиеся в Северной Америке лошади мигрировали в результате в Европу, а в Америке вымерли, и были заново завезены уже конкистодорами. По европейским равнинам бродили бесчисленные стада тапиров.

Современный же мир благоволит, напротив того, парнокопытным. Непарнокопытные постепенно исчезают с лица земли. Последнюю дикую лошадь видели в пятидесятых годах прошлого века. Черных носорогов остались буквально единицы: в Нгоронгоро самая большая из африканских популяций насчитывает 16 особей.

Мне, кстати, посчастливилось сфотографировать одного из них:

Black rhinoceros - Diceros bicornis

А слон бегемоту тоже не родственник. Будучи полукопытным, он имеет одного единственного двоюродного брата, дожившего до наших дней — дамана. Который напоминает крупную мохнатую крысу.