Современная всеобщая библиотека

С давних еще времен идея всеобщей библиотеки терзала умы философов и вольнодумцев. Она восходит к доктрине о конечности, и, следовательно, повторяемости вселенной. Согласно этим выкладкам, приписываемым еще Демокриту, количество атомов во вселенной хоть и невообразимо велико, но конечно; следовательно, конечно и количество их комбинаций. Романтичные сторонники такого типа мышления делали на этом основынии вывод, будто бы история в её течении повторяется — будет еще и Александр Великий, и шумеры, и мы с вами, грешные и недоверчивые. 

Нам сейчас сама эта теория (тут я согласен с Борхесом) не так уж  интересна сама по себе — копий на эту тему сломано немало,  к тому же поле этой словесной брани давно поросло травой безразличия. Сейчас она (теория) любопытна нам с вами в рамках этого эссе лишь в виде частных примеров и следствий — а именно, идеи всеобщей библиотеки.

У Цицерона в «Природе богов» упоминается многократно растиражированный потомками пример с рассыпанием букв алфавита; идею, я уверен, вы слышали или читали в том или ином изложении. Если, иронизирует Цицерон, рассыпать буквы латинского алфавита в «…бесчисленном множестве копий, они могут сложиться в конце концов в «Анналы» Энния. Только вряд ли случай создаст одну-единственную строфу….». То есть, Цицерон как бы апеллировал Демокриту, но оба они так или иначе спорили на тему возможности случайного создания одного или даже бесконечного множества произведений.

Это и есть вселенская, всеобщая библиотека. Современная философская мысль говорит нам о том, что создание такой библиотеки возможно (если верить тому же Курту Лассвицу, то это — чисто механическая задача), но бессмысленно,  хоть она и будет содержать все величайшие и ничтожнейшие литературные произведения, как уже созданные, так и еще не сошедшие с перьев не родившихся еще авторов. Проблема в мусоре, белом шуме, нераспознаваемых комбинациях: на строфу Вергилия прийдутся мириады строк бессмысленной абракадабры. Философы плюнули на идею и прекратили её разработку. 

А зря. Они, философы — не технари, слава богу; пусть прогресс двигают, как говорил Стивен Поль Джобс, смелые и голодные. 

Прошли годы, и современный интернет всё больше и больше становится похож на всемирную библиотеку Курта Лассвица.  Количество бессмысленной абракадабры давно и безнадежно, как и предрекали классики, доминирует над осмысленным содержимым.

Google же, презрев филосовское словоблудие, делает эту библиотеку usable

Публикации на схожую тему

  • не найдено.

One comment

  1. Ender

    «Я заметил, что самое неосновательное суждение, глупое ругательство получает вес от волшебного влияния типографии. Нам все еще печатный лист кажется святым. Мы все думаем: как может это быть глупо или несправедливо? Ведь это напечатано»
    (С) «Опыты отражения некоторых нелитератрных обвинений» — А.С. Пушкин.

    Применимо и к Интернет, и даже пугает :)

Добавить комментарий