В поисках исключений

Однажды молодой ловец исключений из правил заснул на скамейке в парке. Было очевидное лето, ночь едва шелестела тихим июльским ветром. В исторической перспективе остался бокал бакарди с кока-колой, который дополнил пятничный букет осознания собственной бесконечной молодости и неограниченных возможностей мужского двадцатипятилетнего организма. При этом ничего очевидного вечер не обещал — от караоке и табачного дыма голос хрипел, и ему вторили медяки в кармане модных брюк. Бесконечно красивые и внезапные бедра то и дело растворялись в шуршании чужих шин, и жизнь вновь, впрочем, как это бывало часто, распростерла объятья нереализованных возможностей. Оставалась дорога домой и сон — в любой последовательности.

Последовательность определила дальнейшее развитие событий.

Скамейка была жесткой ровно в той мере, чтобы не дать дрёме превратиться в сон. Луна вдруг пробила острую брешь в облаках, ветер усилился и приобрел вкус табачного дыма. Зачем Она присела на краешек скамейки? Не заметила его — еще не спящего, но уже не бодрствующего?

Он затаил дыхание и превратился в тень собственного испуга. Она нервно затушила сигарету о спинку сидения, еле слышно вздохнула и томно махнула рукой в сторону неба. Через несколько секунд на невидимый асфальт что-то упало — мягко и хрустко ударилось небольшим своим весом. Она неслышно поднялась, неожиданно подошла к нему и погладила по голове. Бедный ты мой, сказала Она, и ушла в ночь, уцокала точеными своими ногами, еле заметная в лунном свете.

Почти через минуту он понял, почему тело протестовало против происходящего — оказывается, все это время он не дышал. Воздух ворвался в легкие, в глазах заплясали цветные сполохи, и сквозь них он увидел наконец то, что лежало на асфальте.

В темном бесформенном предмете он разглядел мёртвую птицу. Чёрный ворон, безо всякого сомнения, умер в полёте. Впрочем, откуда искатель мог знать про цвет? — луна еле-еле вычерчивала происходящее из сгустившейся ночной неопределенности, и тем не менее он был совершенно уверен, что птица — чёрная как смоль. Траектория падения ворона прошла по касательной, и на асфальте на протяжении нескольких метров отчетливо были видны перья и следы крови. Сердце у искателя исключений приостановилось ровно на два такта — и, ударив в грудную клетку, снова забилось в привычном, незаметном хозяину ритме.

Он поднялся и пошел в ту же сторону, куда ушла Она — сам не понимая, почему выбрал именно это направление.

Публикации на схожую тему

  • не найдено.

5 comments

  1. Костя

    Люблю такие тексты. Читаешь и ничего не понимаешь, но остается такое ощущение, что коснулся чего-то загадочного и великого.

Добавьте свой комментарий: