Пей до дна!

Адреналин

Статья для журнала «Патрон»
Андрей Егоров, август 2007.

Алкоголь и спорт несовместимы. Этиловый спирт — не лучший из допингов. Эти набившие оскомину истины рассыпаются в прах под градом доводов профессионала. У нас в гостях — основатель и бессменный курс-директор Российского объединения алкодайверов (РОАД), президент клуба подводного плавания «Алконавты» Григорий Немеля.


Григорий, расскажите, пожалуйста, о вашем движении.

Давайте внесем ясность: у нас не движение, а объединение. То есть — организация со своими правилами, уставом и системой членства. Мы пропагандируем и практикуем новые революционные методики подводного плавания, позволяющие объединить традиционный для русского человека отдых и собственно дайвинг.

Будем говорить прямо. Вы имеете в виду — нырять и пить?

Конечно. Впрочем, оговоримся сразу — если алкоголь употребляется в обычной дайверской поездке, это чревато огромными неприятностями. Неподготовленный человек, перебрав с вечера, наутро безопасно нырять не сможет. Сами знаете, похмельный синдром — страшная вещь. А уж если с утра добавить… Но ведь ныряют! И еще как ныряют. Я лично знаю некоторых капитанов в Египте, которые специально загружают на борт крепкий алкоголь ящиками, если идущая на судне группа — русская. То есть традиция есть, а правильной методики, позволяющей совмещать алкоголь и дайвинг, до сих пор не было. Тут и до беды недалеко. В то же время подготовленный, специально обученный подводный пловец, владеющий теоретической базой алкодайвинга, получает двойное удовольствие: может и нырять, и отдыхать с друзьями в привычном ему режиме.

Но ведь обычно в спорте алкоголь не приветствуется…

Действительно — нырять без специальных методик подшофе смерти подобно! Если вы, не будучи сертифицированным алкодайвером, планируете перед погружением пить — обязательно составьте завещание. Я бы не хотел углубляться в теорию — многим читателям это будет неинтересно, но суть в том, что алкоголь сгущает кровь, абсорбируя воду. Вспомните ощущения сухости во рту с утра после хорошей вечеринки. В результате процессы азотного рассыщения затормаживаются. Пузырьки газа медленнее выходят через легочные альвеолы. И вы гарантированно схватите кессонную болезнь! Кроме того, выпивший человек собой не владеет — ему море по колено. Такие, с позволения сказать, горе-спортсмены наплевательски относятся к природе: гоняются за медузами, безобразно ведут себя на коралловом рифе. Стыдно сказать — иногда до драк доходит прямо под водой! Но рано или поздно эти дайверы оказываются в барокамере — часто парализованными.

Для выработки безопасной методики нам пришлось проанализировать более девятисот случаев погружения в состоянии алкогольного опьянения и более трех с половиной тысяч — при похмельном синдроме разной степени тяжести. Те редкие случаи, когда человек в таком состоянии чувствовал себя комфортно, и легли в основу теории алкодайвинга. Алкогольдегидрогеназа (это фермент, отвечающий за усвоение этилового спирта) ведет себя под давлением очень специфичным образом. На управлении ее работой и базируется наша методика. На курсах мы обучаем специальным дыхательным техникам, коллективной вербальной медитации, отработке взаимодействия в командах, способам безопасного употребления алкоголя до, в процессе и после погружения и даже взаимодействию с подводными обитателями.

Что за взаимодействие такое?

А это — один из самых интересных аспектов алкодайвинга. Мы исследовали реакцию морских животных на человека, который перед погружением, так сказать, заложил за воротник гидрокостюма. Удивительно, но факт: бутылконосые дельфины проявляют к алкодайверам куда больше уважения, чем к обычным подводным пловцам. Одна девушка, член нашего движения (кстати, инструктор, алкомастер Три Звезды), пять минут кряду возглавляла косяк скумбрии, и ее партнеры по погружению видели просто чарующие картины взаимодействия человека с дикой природой.

Скажу по секрету, нам даже удалось приучить осьминога на Пхукете (это Таиланд) приплывать за порцией алкоголя. Образно говоря, осьминог стал нашим товарищем в этой поездке. В планах — приручить дельфина-афалину. Есть мнение, что морские млекопитающие ныряют на огромные глубины, чтобы испытать азотное опьянение, так что, я думаю, альтернатива дельфину понравится.

Кстати, мало кому известно, что две секретные военные лаборатории на Черном море длительное время разрабатывали специальные методики по использованию дельфинов в военных целях. Так вот, для закрепления поведения животных дрессировщики использовали сто граммов алкоголя. Сначала эксперимент шел удачно. Но однажды боевые дельфины во главе с вожаком Тимофеем нашли затонувшую античную галеру с амфорами, полными вина. Вино, к сожалению, хорошо сохранилось. Дельфины стали возвращаться с тренировочных заданий поздно, иногда — после полуночи, и от них заметно пахло. Их уже, конечно, не интересовали тренерские сто грамм. Дрессировщики не могли понять, в чем дело, в течение месяца, и за этот короткий срок весь личный состав стаи в количестве двенадцати высококлассных боевых дельфинов полностью спился.

Кстати, погружения на затонувшие суда, перевозившие алкоголь, — упоительное удовольствие, но этому виду дайвинга надо отдельно учиться.

Как же можно взять алкоголь под воду?

Интересный вопрос! На самом деле все просто. В пакетике сока. Такие маленькие, с трубочками — знаете? Половина сока выпивается на поверхности и замещается водкой. Жидкость плохо жмется, так что на глубине остается только достать — и пожалуйста, команда может усилить впечатления от погружения, не поднимаясь на поверхность. Это — одна из наших техник, которые преподаются на курсах РОАД.

Чем еще вы отличаетесь от обычных дайверов?

Практически всем. Начиная с азов безопасности. В классическом дайвинге погружения происходят парами. Это так называемая бади-система: ныряльщики страхуют друг друга. При этом вас могут вынудить нырять с партнером, которого вы первый раз в жизни видите. Какое тут может быть взаимное доверие? Мы же ныряем слаженными тройками. Команда из трех человек, согласитесь, надежнее. Все обучающие техники у нас ориентированы на спаивание этого маленького коллектива — и отработка плавучести, и медитативные техники, и теория. В тройках оттачивается техника подводного плавания, формируется психологическая совместимость, тренируется взаимное уважение. Вы отдыхаете и ныряете с товарищами, которым полностью доверяете. И неудивительно — вместе не один пуд соли уже съеден и, простите за каламбур, не один литр выпит. Кроме того, по сравнению с обычными дайверами у нас богаче ассортимент знаков, с помощью которых можно общаться под водой. Например, очень востребованный знак — два щелчка по горлу — означает «прошу повторить». Скрещенные перед грудью руки — «напарнику больше не наливать». Указательный палец, изогнутый в виде вопроса, — «а ты меня уважаешь?». Ну и так далее…

Как жены и мужья алкодайверов относятся к увлечению своих супругов?

Очень по-разному. Хорошо, если супружеские пары вовлечены в алкодайвинг совместно. Впрочем, если кто-то не алконыряет, он может вести машину, что очень удобно в поездках. Но в целом обстановка у нас лучше, чем, например, у рыболовов или футбольных фанов. В моей личной тройке один из товарищей ушел в алкодайвинг после того, как его супруга сломала и выкинула удочки и донки, которые тот любовно собирал на протяжении нескольких лет. А наш Пашка — тот вообще бард. Он пришел в алконавты вслед за внучкой. Слова гимна алкодайверов принадлежат ему:

Мы с пузырем ко дну идем,
Пуская пузыри.
О том, что истина в вине,
На дне узри.

Мы с бездной пьем на брудершафт.
Оле, оле!
Нам черт морской ни сват ни брат
На глубине.

Не склеишь ласты под водой,
А если что,
Так братья примут за тебя
На дне по сто.

Такие вот романтичные строки. Правда, завистники и конкуренты сочинили якобы продолжение этого гимна: «Пускай загубник облевал, пускай похмель. Все стерпит Вечный океан, давай налей!» Но это только доказывает факт пристального и пристрастного внимания, которыми сопровождаются наши эксперименты под водой со стороны обычных дайверов.

Каким напиткам отдают предпочтения члены вашего объединения?

Вы же понимаете, что важен не тип напитка, а концентрация в нем этилового спирта. Новички обычно погружаются на пиве. Женщины предпочитают сладкие коктейли, хотя это не особенно полезно. Профессионалы идут на глубину в основном на водке. В последнее время, правда, появилось у нас такое ответвление, как VIP-алкодайвинг — погружение на напитках класса «Реми» ХО. Но это уже, на мой взгляд, извините, не спорт, а банальные понты.

Расскажите о вашей методике обучения подробнее, пожалуйста.

Вот тут, при всем безграничном к вам уважении, должен обозначить решительное «нет». Ибо методика — авторская, а возможных плагиаторов пруд пруди. Приходите лучше на курсы, там все и узнаете. Сертификат алкодайвера Одной Звезды — это начальный уровень — позволит вам погружаться на глубины до десяти метров при концентрации алкоголя в крови до 0,6 промилле. Если же продолжить обучение, то можно достичь уровня алкодайвера Пяти и даже Семи Звезд. Этот уровень практически не накладывает ограничений на количество и тип напитков, а также на глубины и условия погружения.

И в этом случае я смогу погружаться, например, с вами?

Мы всегда открыты для сотрудничества. Никакой дедовщины. Например, в марте будущего года мы планируем поездку в Деште-Лут. Сложные алкопогружения, и при этом — из-за специфики места — только сухие вина. Если успеете обучиться до этого — милости просим, у нас в одной из команд как раз не хватает третьего.

Каковы ваши взаимоотношения с другими клубами и федерациями? С официальной наукой?

Отношения с другими федерациями? Конечно, натянутые. В этом виде бизнеса конкуренция очень серьезная. Мы писали Макаревичу, мы отправляли наши разработки в Российскую академию наук, предлагали протестировать наши выкладки в барокамерах. Пробные погружения в барокамере на устойчивость к азотному опьянению — обычные реалии центров гипербарической медицины. Подопытные, находясь под давлением, решают задачи на скорость. Азот в таких концентрациях пьянит — это всем известно. Мы предлагали испытать наши методики по алкогольному опьянению под давлением. Везде — тишина. Оно и понятно. Но русскому человеку рогатки и препоны, понаставленные фарисеями от дайвинга, не важны. Помните Клопа Говоруна у Стругацких? Пили, пьем и будем пить! Вместо того чтобы делать вид, что никто не пьет, лучше бы создали рабочую группу по проверке наших теоретических выкладок.

Каковы ваши планы на будущее?

Прежде всего — пропаганда нашего движения. Если угодно, миссионерская деятельность. Кроме того, сама теория алкорассыщения еще находится в стадии кристаллизации. Часть выкладок требует научных доказательств. Надо нырять и нырять. И надо пить. Как все настоящие ученые и естествоиспытатели, мы проверяем наши теории прежде всего на себе. В этом — высокая романтика, в этом — поэтика современного алкодайвинга. Средства массовой информации не любят распространяться о том, что дайверы зачастую ныряют глубоко, чтобы испытать азотное опьянение. Мы предлагаем куда более безопасный путь. Не гонитесь за химерами, не испытывайте судьбу. Приходите к нам учиться. Добро пожаловать в «Алконавты»!

Публикации на схожую тему

5 comments

  1. Сергей Самохин

    Андрей, ты меня прости уж пожалуйста,но такие обороты речи как «подшофе» и «заложив за воротник гидрокостюма» сильно портят впечатление от серьёзного интервью… А потом у тебя горизонт вдруг вправо заваливается!

  2. Андрей Егоров

    Серьёзность интервью могут нарушить только серьёзные читатели… :)А горизонт у меня везде заваливается.

Добавьте свой комментарий: